Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Войти как:

Северо-Кавказские новости


19 мая 2016 года в рамках договора о социальном партнерстве библиотеки для слепых и ГБОУ ВО «Ставроп...
Осторожность – хорошая вещь, но даже черепаха не сделает ни одного шага, если не высунет голову...
Уже при жизни Альбрехт Дюрер (1471 – 1528) слыл «великим между самыми великими» художниками своего ...
Как и многие гении, опередившие свою эпоху, Анри Руссо не познал при жизни, ни славы, ни богатства...
В Ставропольской краевой библиотеке для слепых и слабовидящих имени В. Маяковского 13 мая состоялос...
«Ольга Фёдоровна Берггольц была не просто поэтом, она была голосом блокадного Ленинграда, пеленгом м...


SK-NEWS.RU: Лучшие практики НКО Северного Кавказа

Loading...
Марк Расторгуев: «Не представляю своей жизни вне Нальчика»

Марк Расторгуев: «Не представляю своей жизни вне Нальчика»

20.01.2011 В этом месяце отмечает свой юбилей актер Русского государственного драматического театра им. А.М. Горького, заслуженный артист России Марк Расторгуев.
Марк Николаевич Расторгуев родился в г. Рыбинск Ярославской области. В 1958 году окончил в Ленинграде Институт физической культуры и спорта им. В.И. Ленина по специальности «Начальник подготовки полка. Преподаватель в ВУЗах». Творческую деятельность начал в Рыбинском городском театре в должности актера. Работал актером в Одесском русском драмтеатре им. А. Иванова. В Русский драмтеатр им. М. Горького в Нальчике поступил в мае 1980 года.
  
Марк Расторгуев – актер уникального дарования, широчайшего творческого диапазона, позволяющего ему исполнять самые разные роли – трагические и комические, характерные и романтические. Одни из лучших его работ – Сагадеев («Тринадцатый председатель» А. Абдуллина, 1980), Лука («На дне» М. Горького, 1987), Сальери («Моцарт и Сальери» А. Пушкина, 1999), молочник Тевье («Поминальная молитва Г. Горина», 2002), граф Жеронт («Лекарь поневоле» Ж.Б. Мольера, 2002), Мсье Амилькар («Мсье Амилькар» И. Жамиака, 2006).
  
На счету актера и ряд работ в кинематографе – в картинах «Медный ангел» Венеамина Дормана («Мосфильм», 1984), «Парашютисты» Юрия Иванчука (киностудия им. М. Горького, 1985), «По следам Карабаира» Рафаэля Гаспарянца (Владикавказтелефильм, 1979), «Раненые камни» Николая Засеева-Руденко (киностудия им. А. Довженко, 1987) и др.

- Я вышел из художественной самодеятельности. Да и не только я, а многие артисты, даже очень известные. Во-первых, в моей школе был театральный кружок, в котором я занимался класса с седьмого. Ставили в основном детские спектакли, причем не только на русском, но и на английском и немецком языках. Одной из моих любимых ролей была роль злодея Гая Гизборна в спектакле о Робин Гуде. Помню, в 8 классе читал монолог Гамлета на английском языке, не понимая ни слова, – сейчас даже вспомнить страшно… Во-вторых, я активно участвовал в театральном кружке своего вуза, а когда было распределение, меня послали служить на Сахалин – поднимать самодеятельность (смеется). Сейчас самодеятельности нет – ее практически уничтожили. А между тем это ведь не только способ найти таланты, но и немаловажный аспект эстетического и духовного воспитания. Даже если человек не станет профессиональным актером – а такая возможность, я считаю, у него непременно должна быть, если у него есть талант, - он уже не пойдет убивать, грабить, взрывать. Мы обижаемся на современных молодых людей, но разве их вина, что с ними не работают? Мы с Лидией Кенетовой много лет вели театральный кружок в 29-й гимназии, ставили спектакли. Вы не представляете, какая была отдача: у детей горели глаза, они иногда делали такие открытия, какие может не каждый взрослый, состоявшийся актер. Ведь дети – прирожденные актеры. Так разве можно ограничивать их знакомство с мировой литературой уроками литературы, когда воздействие театра гораздо мощнее? Ребята настолько прониклись искусством, что уже импровизировали. Они не только знали русскую и западную литературу, а всего Хайама и практически всю ирано-таджикскую поэзию читали наизусть! Человека, взращенного на любви к прекрасному, чье сознание и воображение свободно, очень сложно ввести в заблуждение и втянуть в какое-либо сомнительное сообщество.
  
- В какой момент вы почувствовали себя зрелым актером?
- «Точку отсчета» творческой зрелости мне сейчас найти сложно. Но могу сказать, когда я начал работать профессиональным актером. Когда я вернулся в Рыбинск, к нам из Ярославля приехал главный режиссер театра драмы имени А. Волкова, народный артист СССР Фирс Шишигин. Увидев меня в любительском спектакле, он удивился: «Что этот парень у вас делает? Он должен играть в профессиональном театре». И однажды мне помог случай. В Рыбинском городском театре заболел актер, и меня попросили играть вместо него. С тех пор я в профессиональном театре. Хотя мое военно-спортивное образование и победы на соревнованиях тоже сыграли свою положительную роль – ведь профессия актера требует не только таланта, но и физической силы и выносливости.

- Какие роли вам наиболее близки?
- Близкими становятся те роли, которые созвучны некоему внутреннему ощущению. Например, роль Тевье в «Поминальной молитве» Г. Горина в постановке Бориса Кулиева. В спектакле была сцена, когда Тевье отрекается от дочери. Сцена получилась такая, что потом люди заходили ко мне в гримерку и спрашивали: «Вам плохо?» А мне, наоборот, было хорошо. Одна из самых любимых ролей – Мсье Амилькар в постановке театра «Фатум». Казбек Дзудтагов ставил его и в «Коврике», но именно в «Фатуме» спектакль созрел – мы больше над ним работали. Я считаю, что мне очень повезло и с этой ролью, и, конечно же, с Казбеком. Мы выезжали с «Мсье Амилькаром» во Владикавказ, и представьте, этот спектакль поднял зал! Мы выложились без остатка. А ведь в зале сидели осетинские актеры, игравшие наши роли. Еще одна любимая роль – роль Андрея Буслая в спектакле «Порог» Дударева в постановке Султана Теуважева. На эту роль был утвержден другой актер, но я пошел к Султану и сказал, что я непременно должен сыграть Буслая – настолько он мне близок. Так что получается, я сам себя назначил на эту роль.
  
Очень интересен Лука из пьесы Горького «На дне». В нем столько загадочного, необъяснимого, недосказанного – мы все гадали, кто он на самом деле, и пришли к выводу, что он бывший белый офицер, одели его в старые галифе, Алексей Петренко принес мне свой парик из «Агонии», где он играл Распутина…

- Вы ведь играли в паре с Алексеем Петренко. Расскажите об этом.
- Это было году в 86-м. Петренко тогда приехал в Нальчик – Валентин Тепляков ставил «На дне», где Петренко играл Сатина. Потом труппа Русского театра поехала в Москву на симпозиум к юбилею Станиславского, мы поставили спектакль в учебном театре ГИТИСа (ныне РАТИ), где я сыграл с Петренко – он Сатина, а я Луку. Потом Тепляков много возил спектакль по стране, и везде его принимали с восторгом.
  
- Какой партнер Алексей Петренко?
- Очень интересный, неожиданный, любит импровизировать.
  
- Как складывались ваши отношения с Шекспиром? Сожалеете ли вы, что не сыграли Гамлета профессионально?
- Нет, не сожалею. Нельзя играть все, нужно отдавать себе отчет, что твое, а что нет. Я в свое время очень хотел сыграть Макбета, но потом понял, что это страшная пьеса, в ней много негативной энергетики, и сейчас думаю: слава Богу, не довелось! Если в «Ричарде III» есть какой-то свет, то «Макбет» - это мрак. Еще мечтал сыграть Короля Лира, но, к сожалению, так и не осуществил. Хотя персонаж чрезвычайно интересный именно в силу своей недосказанности, некой тайны. И знаете, в чем трагедия Лира? Думаете, в том, что он обманулся в любимых дочерях? Нет. В том, что он хотел сохранить власть и влияние, имея лишь ее атрибуты и знаки, но не имея реального могущества и силы. Когда мне предлагают его играть, отказываюсь – не могу физически.

Что касается моей роли отца Лоренцо в «Ромео и Джульетте», я не считаю ее подлинным соприкосновением с Шекспиром. Удачным же соприкосновением считаю роль Форда в «Виндзорских проказницах», которых мы ставили в Рыбинске.
Вообще должен сказать, меня поражает, как мало на Кавказе ставят Шекспира. Мне кажется, он должен занимать главное место в репертуаре любого театра и Северного, и Южного Кавказа. Накал страстей дает широчайший диапазон драматургических возможностей.
  
- А великий антипод «черного принца» - добрый сеньор Кихана – какую роль он сыграл в вашей жизни?
- Вы намекаете на мюзикл «Человек из Ламанчи»? Да, я сыграл в нем роль Вожака – хозяина постоялого двора. Спектакль поставил Анатолий Бельков. Помню, Валерий Коржавин подобрал джазовую музыку – было великолепно! Альдонсу – не играла, а пела – Лидия Кенетова, у нее дивный голос – глубокий альт. Что касается роли Дон Кихота, чтобы его играть, нужно переиграть Владимира Зельдина, а это не представляется возможным. Хотя переиграть его я-таки сумел, но не в «Человеке из Ламанчи», а в спектакле «Моя профессия – сеньор из общества». В то время к каждому провинциальному театру был прикреплен куратор из Москвы, каждый спектакль разбирали подробно, поэтому играть вполсилы не имел возможности никто. Жаль, что эта традиция теперь утрачена.
  
- Вы говорите: «московские театры…», «провинциальные театры…» - насколько здесь правомерно разделение на «центр» и «периферию»?
- Лишь с точки зрения режиссуры и финансирования. Театральное искусство как таковое не может быть «центральным» или «периферийным».
  
- Хотелось бы задать вопрос об еще одной вашей роли – Сальери. Это одна из самых сложных ролей. Как вы над ней работали?
- Сальери – человек, который через все прошел, своим трудом достиг определенного уровня и положения – того, что Моцарт, на мой взгляд и на взгляд Сальери, получил без усилий, потому что он был гений, отмеченный свыше. Роль Сальери чрезвычайно сложна, она дает массу возможностей интерпретации. Я ее загубил тем, что надел парик и нос – это было лишнее.

- Чего в художнике должно быть больше: сальеризма или моцартизма?
- Сто процентов моцартизма. Каноны, традиция – это хорошо, но каждый художник должен экспериментировать, пусть даже неосознанно. Собственно, природа творческого озарения нерациональна, она в большей степени находится в сфере интуиции. Системе, какой бы совершенной она ни была, невозможно следовать безоглядно, даже системе Станиславского. Каждый актер берет из нее то, что ему близко.

- В республике вы известны не только как актер, но и как популяризатор культуры, как общественный деятель и педагог. Вы даже были председателем Фонда культуры.
- Недолго: всего год. Я ведь прежде всего человек театра. Это была идея Володи Ворокова, которую я с радостью поддержал. Володя делает благое дело, ведь, кроме него, никто всерьез не занимается сохранением культуры народов Кабардино-Балкарии. Вместе с ним и Риной Мартиросовой мы делали на телевидении программу о театре «Рампа». Что касается педагогики, действительно, я одно время активно ею занимался – преподавал сценическую речь в колледже культуры и искусств. К сожалению, сейчас набор на творческие специальности очень мал: они слишком хорошо усвоили, что, даже если человек талантлив, ему очень сложно пробиваться. Они более практичны, чем в свое время были мы: от современных реалий никуда не денешься.
  
- Вы в Нальчике уже более 30 лет. Город, наверное, стал для вас вторым домом.
- Да, безусловно. Впервые я сюда приехал в 1972 году – навестить родственников, потом год проработал в Русской драме, украл жену и вернулся с ней в Рыбинск. Там мы поставили «Любовь необъяснимую» по пьесе Недялко Йорданова – спектакль имел успех и занял первое место на Всесоюзном конкурсе болгарской драматургии. В 1980 году мы вернулись в Нальчик и с тех пор не уезжали. Я сейчас не представляю жизни без этого города, без панорамы гор на горизонте. Здесь люди открытые и добросердечные. Среди друзей у меня больше кабардинцев и балкарцев, чем русских. Конечно, я люблю отчий дом, родной город, но Нальчик дал мне очень многое: встречу с замечательными режиссерами Султаном Теуважевым, Борисом Кулиевым и, конечно же, Казбеком Дзудтаговым. Здесь родился мой сын. Я хотел, чтобы он вырос на родине своей матери. Одним словом, Нальчик для меня все.

Автор: Юлия Бекузарова, газета "Нальчик"

Автор: Юлия Бекузарова
Количество просмотров: 69196
Новости партнеров




Статьи на тему: Юлия Бекузарова, Марк Расторгуев, юбилей, Русский государственный драматический театр им. М. Горького
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии

Цитировать Имя
Azam Azam, 21.01.2011 16:21:12
От всей души поздравляю с юбилеем известного театрального деятеля и хочу сказать, Марк Николаевич: "Я так же, как и вы «Не представляю своей жизни вне Нальчика»!"
Цитировать Имя
Асланбек, 24.01.2011 15:53:19
Глубокоуважаемый Марк Николаевич!
Как Вы не представляете своей жизни вне Нальчика, так и театралы Нальчика не представляют театральную жизнь без Вас – ярчайшего актёра нашего театрального мира!
Убежден, что Ваш творческий потенциал настолько велик, что Вы еще долго будете радовать нас – Ваших зрителей новыми актерскими работами.
Крепкого Вам здоровья, счастья и благополучия!
Прочитав эту статью, понял, что еще незримо притягивало к Вам. Последние годы жизни мой отец часто ездил на День Победы в Рыбинск. Там формировалась его воинская часть.
С уважением, Асланбек
Перейти к обсуждению на форуме >>

Добавить комментарий

Логин:
Пароль:
Регистрация
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:

Другие новости этого раздела







     

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5

  • 21_10_2014 Лесная мозаика
    21.10.2014 (9 фото)